Максим Горький. Двадцать шесть и одна

Человек всегда хочет возложить свою любовь на кого-нибудь, хотя иногда он ею давит, иногда пачкает, он может отравить жизнь ближнего своей любовью, потому что, любя, не уважает любимого.

Но молчание страшно и мучительно лишь для тех, которые уже всё сказали и нечего им больше говорить; для людей же, которые и не начинали своих речей, — для них молчанье просто и легко…

Есть же люди, для которых самым ценным и лучшим в жизни является какая-нибудь болезнь их души или тела. Они носятся с ней всё время жизни и лишь ею живы; страдая от нее, они питают себя ею, они на нее жалуются другим и этим обращают на себя внимание ближних. За это взимают с людей сочувствие себе, и, кроме этого, — у них нет ничего. Отнимите у них эту болезнь, вылечите их, и они будут несчастны, потому что лишатся единственного средства к жизни, — они станут пусты тогда. Иногда жизнь человека бывает до того бедна, что он невольно принужден ценить свой порок и им жить; и можно сказать, что часто люди бывают порочны от скуки.

… Он может отравить жизнь ближнего своей любовью, потому что, любя, не уважает любимого.

Это очень тяжело и мучительно, когда человек живёт, а вокруг ничего не меняется, и если это не убьёт насмерть души его, то чем дольше он живёт, тем мучительнее ему неподвижность окружающего…

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: