Макс Фрай. Жалобная книга

У них даже романа толком не вышло — так, минутная слабость, клуб одиноких гениталий, вспомнить толком нечего.

Сердце мое – не то чтобы опустилось в пятки, а рухнуло, ко всем чертям свинячьим, куда-то в городскую канализацию, да там и осталось валяться. Заполучить его обратно не было ни единого шанса.

Всякий человек — кладезь несбывшихся судеб.

Неприятные пустяки случаются гораздо чаще, чем глобальные катастрофы.

Спать проще, чем бодрствовать, это я с детства уяснил…

Одной рукой он отмеряет специи, другой обнимает меня за плечи. Увидела бы в кино такую лирическую сцену, плеваться стала бы: что за слюни-сопли развели! А в жизни быть участницей подобного эпизода чертовски приятно.

Не фиг быть таким хорошим, если способен исчезнуть из моей жизни в любую минуту.

Жалко мне человека, который искренне огорчиться из-за чужой удачи. Значит, совсем уж плохи его собственные дела — по большому счету.

Все не так ужасно, как ты себе представляешь, — мягко говорит осиновый кол сердца моего. И вообще не ужасно, просто странно.

«Позориться» — слово из лексикона обычного человека, озабоченного чужим мнением и прочими социальными грузилами. <…> Если и покажется, что мельтешит кто-то, имей ввиду: мерещится. Мираж в пустыне. Глупо ведь всерьез интересоваться мнением миража…

Для такого случая имеется политкорректное выражение: слабодумающая.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: