Хладнокровный Ходзуки (Hoozuki no Reitetsu)

— Постой-ка, мне казалось, ты не любишь посиделки в баре. Вечно отказываешься, когда тебя приглашаю.
— Так я только вам и отказываю.
— Почему? Чем я-то тебе не угодил?
— Особенно ничем, но ваша бесконечная похвальба своим внуком жутко утомляет. И нагоняет скуку.
— А ты весьма прямолинеен. Неужели я действительно так много болтаю о своем внуке?
— Не то слово. Понимаю ваши чувства, но выслушивать по пять раз — уже слишком.
— Прости-прости. Больше не буду. Но ведь он такой милаха!

— Отлично потрудились.
— Да, аж есть захотелось. Хотя я это предполагал, а потому припас уникальные и редкие…
— Кстати, если ищете пончики, я опробовал, не отравлены ли они. Очень вкусные.
— Что?! Да как ты посмел?! Сожрал все до последнего! Пончики! Мои пончики! Мои! Пончики!
— Понял, Ваша Пончиковость.

— Я думаю, настоящий садист сам себя так не назовет. Самозваный садист — главным образом нарцисс. Настоящий садист перед тем, как заявить, что хочет помучить, сотрет собеседника в порошок.
— Это уже не садист, а изверг.
— Настоящий садист, который даже не осознает этого, одним своим видом внушает ужас.

Считается, если обладаешь наблюдательностью, можешь быстро достичь вершин, даже начиная с нуля.

Как истинный японец, я не очень-то люблю непрошеных гостей. Уж простите мою радость от того, что быстро вас спровадил.

— Но ведь насилие ничего не решает.
— Ты в аду, а здесь насилие основной аргумент во всех спорах.

Загробная жизнь полна проклятых богов. И не важно, считают ли они себя таковыми.

Ты где, отец монстров?! Покажись, мерзкая адская тварь!

Когда совершаешь хоть малейшую оплошность, то выбираешь помощников по личности, а не по возможностям.

Я хочу бить его, пока у него из лунки каждого зуба кровь не пойдет!

Без кнута и пряника люди приходят к мысли, что их наслаждение благами естественно.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: