Фредерик Бегбедер. Каникулы в коме

В глубине души Марк, как и все его друзья, мечтает об одном — снова влюбиться.

На вечеринках ничто не имеет права задерживать внимание дольше пяти минут: ни разговоры, ни люди. В противном случае вам угрожает нечто худшее, чем смерть: скука.

Её милота злила его, вызывала желание сделать ей больно.

… упорство в бессмысленных поисках восхищает.

Нашему поколению не досталось никаких идей. Мы блуждаем по пустыне, ни хрена не понимая.

Груз робости и социальных условностей спадает с их плеч по мере того, как они напиваются… Внезапно им становится очень легко высказываться по любому поводу, а в особенности по поводу вещей сложных, болезненных, личных, о чем не расскажешь даже самым близким людям: в этом состоянии слова срываются с языка сами собой, а затем чувствуешь огромное облегчение. Назавтра они будут краснеть от одного только воспоминания о сказанном. Они будут жалеть о своей откровенности, кусать пальцы от стыда. Но — слишком поздно: незнакомым людям уже известно о них все, и остается только слабая надежда на то, что при следующей встрече они сделают вид, что не узнали их…

Если хотите правду, то человек — вовсе не мыслящий тростник: человек — это мыслящий робот.

… Ощутимо лишь горе. А счастье можно осознать, только когда его у тебя отняли.

В конце концов, для того чтобы править, достаточно уметь слушать, производить впечатление культурного человека и уметь заводить публику.

Я люблю во всем оказываться вторым. У меня к этому талант.

Накладывать на себя руки следует публично. Я допускаю, что при необходимости убийство может быть совершено в укромном месте, но самоубийство всегда должно быть актом эксгибиционизма.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: