Франсуаза Саган. Немного солнца в холодной воде

— Ты что, теперь разбираешься в моих чувствах лучше меня?
— Не только теперь, а вот уже пятнадцать лет.

В сущности, ты только это и любишь, — говорила она. — Ты заявляешь, что тебе ненавистны дикие нелепицы, свойственные нашему веку, его ложь и насилие. Но ты в нашем веке как рыба в воде, ты прекрасно плаваешь во всем этом, конечно, против течения, но уж очень ловко. Ты выключаешь у себя телевизор, ты выключаешь радио, но только потому, что тебе нравится их выключать. Этим ты выделяешься.

Всё, что исходит от хорошенькой женщины, не может меня рассердить.

Любопытно, как порой бывает удобно, когда гордиев узел разрубаешь не ты, а кто-то другой.

Право же, приятно вообразить себя молодым человеком, и к тому же свободным, зная, что тебя любит женщина, в которой ты уверен, которая где-то ждёт тебя.

Грубость всегда выглядит некрасиво и глупо.

– Как мы спустимся к ним? Без всяких объяснений?
– Это единственный способ. Никогда не нужно ничего объяснять.

Иногда к ним присоединялся Жан со своей высокой Мартой, явно пугавшейся, будто неприличия, и самой Натали, и ее разговоров: по мнению Марты, женщине положено только слушать и молчать.

Да что там, все женщины одинаковы. Никогда не чувствуют себя счастливыми. И всегда виноваты мы.

Просто мне ничего на свете не хочется, вот и все. Кажется, модная болезнь, да?

Есть слишком очевидные вещи, которые не нуждаются в словесном выражении.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: