Дмитрий Емец. Таня Гроттер и ботинки кентавра

Кто сказал, что мы любим вещи вне воспоминаний о них?

Начальство не ошибается — оно совершает стратегический ход. Когда же начальство хамит — оно отечески отчитывает.

То, что мы считаем, и то, что есть на самом деле, разные вещи.

Ей чудилось, что она уже слышала это имя когда-то, равно как и видела уже эти васильковые, безумно яркие глаза. Но когда?

Если я не встречу её в этой жизни, я встречу её через десять жизней. Но я всё равно её встречу. Ради этого стоит ждать.

Старая любовь не умирает. Она может вздремнуть, взять отгул, временно затаиться в памяти, но окончательно она не уходит никогда. Часто она возвращается и пронзает насквозь.

Нежить взяла выходной. Полежу в могилке — послушаю мобилку!

Мне плохо даются тридцатиметровые прыжки.

Я люблю мою лошадку, оглушу ее лопаткой…

Кровь голубая, а сама синяя!

До обеда я ничего не соображаю… Это не мое астральное время! Сейчас моя карма на подзарядке, мозги в починке, а я сама в отключке…

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: