Бернар Вербер. Муравьи

Паук — у него нет имени, так как одиноким существам не нужно распознавать своих, – спокойно ждёт. В молодости он не умел сдерживать нетерпение и упустил немало добычи. Он думал, что любое насекомое, попавшее в паутину, обречено. На самом деле это еще только половина успеха, все решает время. Надо повременить, и обезумевшая дичь запутается сама. Такова высшая, утонченная философия пауков. Нет лучшей техники боя, чем ожидание того, что противник уничтожит сам себя.

666 — это имя зверя… Но кто для кого будет зверем?

№ 103683 колеблется. Он хотел вернуться в Бел-о-кан, чтобы рассказать о своей одиссее, но Шли-пу-ни просит его отказаться от своего плана.
Бел-о-кан создал армию для того, чтобы «не знать», так не вынуждай его знать то, что он не хочет знать.

— Да уж. Ты знаешь, меня больше всего потрясает то, что ничего не изменилось. Раньше, когда я была совсем молоденькой, все думали, что на рубеже тысячелетий произойдёт что-нибудь необыкновенное, но, как видишь, ничего не случилось. Как и прежде, есть одинокие старики, безработные, вонючие автомобили. Даже мысли остались такими же. Смотри, в прошлом году заново открыли сюрреализм, в позапрошлом — рок-н-ролл, и теперь вот в газетах пишут, что этим летом в одночасье вернутся мини-юбки. Если так пойдёт и дальше, скоро вспомнят про всё это старьё из начала прошлого века — коммунизм, психоанализ, теорию относительности…
— Ну, всё-таки какой-то прогресс есть — средняя продолжительность жизни человека увеличилась, а также количество разводов, уровень загрязнения воздуха, протяжённость линий метро…

— Край света далеко?
— Это там.

Если противник сильнее, твои действия должны выйти за пределы его понимания.

Каждый сам находит свой путь. Вот увидите, самому найти ответ куда как приятней.

Мы усложняем себе жизнь произнося замысловатые фразы и комплименты, чтобы произвести впечатление или соблазнить собеседника.

Если нужно что-нибудь спрятать, лучше всего положить это на самое видное место, потому что там его искать не придет в голову никому.

Заметь, куда целится твой противник, часто это его собственное слабое место.

Безопасность — мой злейший враг. Она усыпляет мои рефлексы и мою инициативу.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: